Показывать по: 20

Цитаты из книги «Принцесса стоит смерти» Сергея Лукьяненка

Мне приходилось убивать и на Земле. С 18 до 20, в тот странный возраст, когда государство даёт в руки оружие, но ещё не позволяет покупать водку…

Сквозь прозрачный корпус была видна вся начинка флаера, и у меня сложилось нехорошее впечатление, что кресло пилота расположено прямо над топливным баком.

— Если флаер заденут и горючее вспыхнет, я неплохо поджарюсь, — высказал я жутковатое предположение.

— Если в тебя попадут, ты поджаришься раньше, чем вспыхнет горючее, — успокоительно сказал Эрнадо.

Детские мечты не сбываются — иначе в мире не осталось бы взрослых.

Я атаковал. Сложный прием… укоротивший мой меч наполовину. И нарастающий холодок в груди. Да, у меня есть шанс, ничтожный шанс кролика, которым может поперхнуться удав.

Первая любовь не может быть счастливой — иначе вторая превратится в проклятие.

Ужасно удобная ситуация, когда вина превращается в обиду…

Лучший способ вывести противника из равновесия — не реагировать на его оскорбления.

Она по-прежнему была девушкой моей мечты – принцесса из чужого, далекого мира.

И никто не виноват, что моя мечта не совпала с реальностью.

— В производстве оружия мы почти сравнялись с исчезнувшими цивилизациями прошлого. Теми, что исчезли из-за чрезмерных успехов в оружейном деле.

Наше отношение к убитым на войне – словно попытка извиниться за то, что мы сами еще живы…

Я тупо смотрел на заходящее солнце. На черное, чужое небо. На незнакомые узоры созвездий — флаер уже успел подняться в стратосферу. И вдруг понял — плевать я хотел на доводы рассудка. Принцесса позвала — и я пришел. Потому что не было в моей жизни ничего, лучшего чем тот вечерний парк и немыслимый вопрос — «В тебя можно влюбиться?» Не было схватки справедливее и настоящее той, с тремя пьяными оболтусами, пусть даже и таился в темноте взвод иноземных солдат с плоскостными мечами наизготовку. Никто и никогда не касался моего израненного лица, стирая с него кровь и боль нежданной победы. Она любила меня в тот вечер, принцесса с далекой планеты, которую первый раз защищали не из‑за того, что она принцесса. Позвав меня она вспомнила тот миг.А я любил ее всегда.

Хорошие актеры способны разыгрывать одну и ту же сцену в любой обстановке.

Главный недостаток подсознательных поступков в том, что они непонятны себе самому.

Невежливо спорить с девушкой, тем более с принцессой. Проще не оставить для нее возможности выбора.

Мальчишка поднял с земли термоподстилку, встряхнул. Убежденно сказал:

— Нет, я ни в кого влюбляться не буду. От этого одни неприятности. Доказывать что-то, переживать…

— Правильно, — сказал я, забираясь в люк. — Я тоже так думал в твоем возрасте. Обидно, что с годами мы глупеем и забываем свои гениальные решения…

Она коснулась моей руки.

— Мы победили…

Я посмотрел в глаза — голубые, как небо Земли, в которых была радость и восхищение, спокойствие и уверенность. В которых не было и не могло быть любви.

Мы победили. Я проиграл.

Шансов у вас нет. Но… Принцесса стоит смерти.

— Наверное, приятно быть таким наглым и самоуверенным, как ты.

— Не знаю, — пробормотал я, засыпая. — У меня не получается быть другим…

Не люблю осенний дождь и женские слёзы. А еще — ненавижу, когда горло перехватывает бессильная обида на чужую подлость.

Нож — это самое простое, но и самое надёжное в мире оружие. Он не дает осечек, и в нем не кончается боезаряд. Правда, и от своего владельца холодное оружие требует некоторых навыков…

Adblock detector