Показывать по: 20

Цитаты из книги «Урок первый: Не проклинай своего директора» Елены Звёздной

— Я Вас слушаю! — поторопил лорд Тьер. — Внятно, чётко и обстоятельно.

Внятно, чётко и обстоятельно я умела только молчать, что и продемонстрировала.

— Моя любимая рубашка, — сокрушенно пробормотал лорд Тьер.

— Постираю, — предложила я.

Быстрый взгляд и не менее сокрушенное:

— Лучше я ее просто выброшу.

— Но я хорошо стираю, — обиженно возразила я.

— А я замечательно выбрасываю, — магистр улыбнулся.

Глядя на меня, магистр усмехнулся, сделал еще шаг и, приблизившись вплотную, напомнил:

— Я вас слушаю!

В последний раз, когда он внимательно меня слушал, я его… прокляла.

— Очень рекомендую подлизаться к лорду-директору и уговорить снять это с вас. Иначе, милочка, замужество вам не грозит, личная жизнь так же.

— В смысле? — Как выяснилось, директора Школы Искусства Смерти я боюсь значительно меньше, чем лорда Тьера.

— В смысле Тьер избрал крайне проблематичный вид защиты, срабатывающий даже на невинные объятия. Вы же не хотите, чтобы каждый вкусивший прикосновение к вашим устам в буквальном смысле падал к вашим же ногам сраженный далеко не страстью? Кстати, поклонникам предстоит падать замертво.

— А вы, адептка, должны знать две непреложные истины — либо сразу молчите, либо доказывайте свое до последнего. Не сворачивайте с пути, если уж ступили на него.

-Добдо, пропусти.

— Так баба же! — пробасил полуорк.

— Какая с нее баба. — Гном досадливо махнул рукой. — Это Дэйка.

— Вот, — не преминул съязвить дроу, — так и выясняешь на двадцатом году жизни, что ты даже не женщина.

— Сядьте! — неожиданно резко скомандовал магистр.

Я села.

— На стул, адептка!

Ойкнув, поднялась с пола, с трудом опустилась обратно на стул, испуганно глядя на взбешенного лорда.

— У меня сердце бьется втрое чаще, когда я на него смотрю, — вновь зашептала моя соседка по комнате.

— У меня оно бьется раз в десять быстрее, когда Тьер на меня смотрит, — прошептала в ответ я.

И тут произошло невероятное — магистр стремительно развернулся, и взгляд был четко направлен на окна женского общежития!

В ту же секунду мы с Тимянной отпрянули от окон, по пути снеся столик, уронив вазу и врезавшись в шкаф. И шум, несомненно, был бы внушительный, но что-то гремело в комнате справа, а в комнате слева слышался звон разбитого стекла, и вообще мгновенно стало ясно, что смотрели все и разом, и от окон смывались тоже разом.

А потом так же одновременно, опустив глаза и стараясь не встречаться взглядами (ибо стыдно), мы дружно выносили мусор из комнат: черепки там, осколки, а тучная леди Вайрис и обломки стола со шкафчиком… Не повезло несчастной хлипкой казенной мебели…

— У меня к вам всего три вопроса, адептка Риате!

Я испуганно сжалась.

— Вопрос первый: доучившись до четвертого курса, вы уяснили себе тот факт, что в момент произнесения проклятия оно ложится конкретно на того человека, на которого был направлен ваш взгляд?!

— Ой, — испуганно выдала я. — Это я на вас?..

— Потрясающе! — прошипел магистр. — Вы, наконец, это поняли! Вопрос второй: вы в курсе, что проклятия десятого уровня снять практически невозможно?!

— Ой, мама… — уже простонала я.

У магистра заметно щека дернулась. А затем, чуть подавшись вперед, лорд Тьер прошипел:

— И последний вопрос: вы сами знаете, какое именно проклятие только что на меня наслали?!

Я вздрогнула, потом и вовсе задрожала, потому как проклятию меня научили, а чего это вообще такое, профессор Швер так и не сказал, уснув пьяной улыбкой в салате!

— Ну?! — взревел взбешенный лорд-директор.

— Не… не… не знаю, — простонала я.

Вот судебное решение — так, этот лорд Градак почему-то не хотел брать деньги… Идиот какой-то. Чем ему деньги не угодили?

— Мной, — глухо сказала я.

— А-а, так он тебя должен был получить вместо денег?

— Да.

Юрао глянул на меня, хмыкнул и обрадовал:

— Я бы взял деньги.

слово-сильнейшее из орудий мыслящих существ. мысль порой сильнее, как и магия, но именно слово способно убить, или воскресить! именно слово-проводник мыслей, способ передать мысль от одного к другому. и только слово способно разрушить даже то, что создано магией, природой, человеком! помните о силе слова! уясните раз и навсегда, что ваше жизненное кредо-молчание. знайте, что ваше могущество не в умении показать, на что вы способны, а в умении скрыть это.

— Вы сразу определяйтесь, адептка, — прошипел магистр, глядя на шкаф, — или сопротивляетесь, или подчиняетесь. Старайтесь придерживаться одной линии поведения!

— Дэй, — простонала Тимянна, — я не могу больше.

— Здесь все больше не могут, — сбивчивым шепотом ответила я.

Но мы все же добежали до рубежа, то есть до тренировочного полигона, и услышали спокойное:

— Достаточно. Теперь шагом… я сказал шагом, а не ползком, вернулись на исходную позицию!

Привратник, гоблин Жловис, торопливо открыл со словами:

— А вот и наша Дэя! — Но тут увидел позади меня темную фигуру лорда Тьера, мгновенно втянул голову в плечи, посерел весь и пробормотал: — А вот и наш директор…

Ну все, сытый гном — вредный гном.

— Вы знакомы? Так вы знали, что у Тьера любовница?!

— Кто? — удивленно спросил магистр Эллохар. — Этот суповой набор? Брая, милая моя, во-первых, Тьер не любитель девушек, своим видом напоминающих свежачок из кладбищенских закромов. Во-вторых, я тебя сюда направил в кратчайшие сроки поднять физический уровень адепток, а не предпринять очередную попытку добиться внимания Риана. И последнее, ты очень плохого мнения о своем руководстве, если полагаешь, что его может привлечь эта порция вечно трясущегося испуганного желе. Малышка дрожит даже от собственной тени.

В этот момент леди подошла к нам и кокетливо воскликнула:

— Риан, дорогой, какая встреча!

У "дорогого" было такое выражение лица, что сразу становилось понятно — он бесконечно "рад" встрече.

— скажите, правда всегда вознаграждается по-достоинству, или в любой ситуации лучше промолчать?

— Лорд-директор, — мой голос дрогнул, но усмирив гордость, я подняла глаза, бросила умоляющий взгляд на лорда Тьера и откровенно взмолилась, — прошу вас, дайте мне еще один шанс… я все сдам!

Магистр усмехнулся, чуть подался вперед и проникновенно спросил:

— Когда? Пять профилирующих плюс семь общеобразовательных. Двенадцать предметов, адептка! А до окончания сессии три дня! Так когда вы собираетесь все сдать?!

Над рядами пронесся единый слаженный выдох — магистр Тьер был, по своему обыкновению, полуобнажен. И сейчас женская половина академии безбожно глазела на лорда-директора, нагло игнорируя смысл проговариваемых им слов. А я почему-то присоединилась к мужской половине, которой при взгляде на магистра стало холодно и завидно. И непонятно чего больше, хотя, наверное, парням все же было больше завидно, а мне холодно.

Adblock detector