Показывать по: 20

Цитаты из книги «Урок седьмой: Опасность кровного наследия» Елены Звёздной

— А что будет, если Эллохар расстроится?

— Да всякое может быть, — весело ответил лорд директор, — это-то и пугает, фантазия у Эллохара безгранична, как и его чувство юмора.

— Тангирра, я поражен! До самой глубины своей темной душонки куда не достать даже моим жадным загребущим лапкам. Я в восхищении! Нет, правда- это ж какая женщина, готовая грудью встать на защиту чести не только невестки, но и куклы уже взрослой внучки. Леди Тьер, я вами горжусь! Искренне! Восторженно. Бесконечно. Кстати, — выражение его лица стало удивленным, — а что это у вас на платье? Вон там, чуть выше вашей правой… хм, ну в общем там?

На платье леди Тьер посмотрели все, кроме нее самой. Свекромонстр стоял и буравил магистра внимательным полным подозрения взглядом.

— Не сработало, да? — ничуть не расстроившись, нагло спросил Эллохар.

— План действий — выбиваем стекло, прыгаем на деревья, дальше перебежками до ворот, а там свои, прикроют.

<…>

— Окно, парк, кентавры, — напомнил план действий партнер.

— А потом? — простонала я.

— Уйдем в подполье, будем работать на врагов империи, кстати — платят больше.

— Как у вас тут… эм… интимно все, — голос магистра Эллохара раздался неожиданно, и вновь посмотрев на холл, я увидела его высокую долговязую фигуру в ореоле светлых волос. — Риате, я смотрю, ночь удалась.

— У меня — да, — мило ответила я, и продолжила неспешный спуск по лестнице, — а у вас?

— А нам до тебя далеко, — усмехнувшись, ответил Эллохар. Дарг, как смотришь на частный междусобойчик, а? Ты, я, парочка кинжалов?

— Рано ты с холостяцкой жизнью завязать решил, — заявление было искренним.

— Меня трое сразу никогда не вдохновляли, — ответил ему наследник гоблинского королевства, проявив осведомленность в делах темного лорда.

Эллохар хотел высказаться, очень хотел, но вспомнив о необходимости придерживаться линии поведения магистра Тьера, все же смолчал.

— Сочувствую, — прошептала я.

— Да, такой момент упущен, — с тяжелым вздохом пробормотал магистр Смерти.

— Проблемы со слухом? — недружелюбно осведомился свекромонстр.

— С воспитанием, — нагло ответил Алсэр.

— Тебя я воспитывала! — прошипела леди Тьер.

— Отсюда и проблемы, — наглая улыбка и исполненный ожидания взгляд.

— Не смей, слышал меня? Не смей больше вваливаться в мою спальню! Особенно с ней!

И так тихо стало. Я такой мертвой тишины даже на кладбище не слышала. На нас теперь смотрели все! И под изучающими взглядами стало окончательно стыдно.

Но только мне!

— А без Дэи можно? — нагло поинтересовался Эллохар.

С моей хваткой и твоей наблюдательностью у нас скоро вся столица в должниках будет…

— Это что такое было вообще?

И рев пламени стал тише, а Эллохар крикнул в ответ:

— Слушай, Алсэр, ты как до пяти дойдешь — зови.

— Да ты сам заявишься! В очередной раз!

— Тоже верно, — весело ответил магистр.

Взревело пламя.

— Лорд Шейвр, останетесь здесь, — я сама свой голос не узнавала. — Леди Тьер, мы к вампирам!

На меня удивленно уставились оба.

— Между прочим, у меня все еще откат, — решила напомнить, — прокляну ведь, и даже стыдно не будет!

— Ох ты ж Бездна! — воскликнул лорд.- Мелюзга, да ты выросла! Где твои ободранные коленки и кривые косички?!

Полуэльфийка стремительно залилась краской.

— И даже без куклы? — продолжал Эллохар. — Ну, той самой помнишь, без глаза и с покореженной рукой, мы ей еще гипс накладывали и от разрыва сердца лечили.

Девушка, несмотря на смущение, все же решила ответить:

— Кошмарных, магистр Эллохар. Ту самую куклу я, естественно, берегу, как память о том дне, когда вы разрыв сердца бабушке устроили, а вот лечили мы, почему-то, куклу.

— Мне просто бабушку не доверили, иначе бы я за ее лечение взялся, — весело ответил магистр.

— Искренне понимаю дедушку, — Лирран улыбка очень шла, — ведь у куклы проблемы со зрением и конечностями начались как раз после вашего чудодейственного излечения.

Эллохар призадумался, и парировал:

— Я ей даже волосы восстановил.

— Конечно, — вежливо согласилась девушка, — вы их самолично приклеили… криво правда, но факт остается фактом — приклеили же.

Кот сурово на меня посмотрел и попросил:

— Детка, прикатывайся обратно, ты мне нужна, ты Царапке нужна, этому своему лорду тоже нужна, кстати.

— К рассвету пройдет, — чуть-чуть слукавила я, так как проходить уже должно было, плюс-минус час. — А Царапка…

Договорить я не успела — свет заполнил Счастливчика и через мгновение я не держала кота, я обнимала дракона Наавира.

— Девочка моя, — в голосе лорда не тени намека на веселье — сдержанная суровость, — покажи-ка мне свои глазки.

И не дожидаясь моей реакции, обхватил лицо ладонями, всмотрелся, затем мрачно спросил:

— Зачем?!

— Зачем что? — не поняла я.

Вместо ответа, он хмуро спросил:

— Опять Эллохар? — и так как я промолчала, Наавир вдруг выдохнул: — Убью белобрысого!

— Нет, я намеренно, — решила я сразу все объяснить.

Дракон вновь окинул меня проницательным взглядом и задал провокационный вопрос:

— Но прокляла ты Эллохара?

И ведь не поспоришь.

— Убью белобрысого, — с мрачной решимостью повторил Наавир.

Я несколько не понимала поведения дракона, ровно до слов Дары:

— Я в деле.

— И я поучаствовать не откажусь, — вступила в коалицию леди Тьер.

Так как на свекромонстра смотреть укоризненно смысла не было, я посмотрела на Дару.

— У меня нет совести, Дэя, — с ухмылкой напомнила возрожденная,

— и я ничего не рассказывала Тьеру… а Счастливчик все равно свой.

— В крайнем случае, использую проклятие Вечной Страсти, сработало же с Тьером, — все так же невинно пропела я.

И вот тут раздалось потрясенное:

— Быть не может!

Я медленно повернулась — на лестнице стоял потрясенный магистр Эллохар. Лорд действительно был потрясен и не сводил с меня полных негодования глаз.

— О, Бездна, — только и сказала я.

— Да нет, тут скорее «О, дроу».

Равнодушие всегда ранит, равнодушие любимых — убивает.

— Ушастый, испарись.

— Слушайте, лорд… — начал было Юрао.

— Да, я уже понял, ты не дроу, ты гном. Бородатый, испарись.

— Магистр Эллохар…- на сей раз вполне обоснованно возмутилась

Ироничный взгляд свысока и насмешливое:

— У тебя ни бороды, ни острых ушей, ты остаешься. — А затем уже Юрао, но вполне серьезно: — Найтес, в данный конкретный момент я не собираюсь посягать на честь и достоинство конторы частного розыгрыша «ДэЮре».

— Частного сыска, — прорычал оскорбленный Юрао.

— Частного судебного иска, — издевательски добавил Эллохар.

— Слушайте вы, директор убивательно-развлекательного института!

— взревел оскорбленный в лучших чувствах Юрао.

— Не стоит переходить на личности, иначе личность может очень даже пострадать… Причем конкретно твоя, ушастый, — мрачно произнес Эллохар.

— У тебя совесть есть?

— Нет, естественно.

— Забыл, ты ж не Дэя, — пробормотал сокрушенно дроу.

— А эти двое где? — мрачно поинтересовался повелитель Хаоса, едва мы подлетели.

— Гордые, — весело ответил крылатый демон.

— Взял этих гордых за шкирку и приволок сюда.

— О, — протянул Даррэн, глядя на красного от натуги, но все еще сдерживающегося лорда Бездны, — Дэя, прелесть моя, только не говори что это проклятие крайне дурно пахнущей смерти.

— Ты не Тьер!

— Что, правда? — изумился Эллохар.

— Ты… — темную передернуло, — ты из Хаоса!

— Все мы из этой колыбели миров, — ехидно заметил магистр Смерти.

— Да, — сохраняя выдержку, подтвердила темная леди, — но только принц дома Дакрэа мог ощутить магию смерти!

— Уела, — не стал отрицать Эллохар, и через мгновение прикованной к стене была его долговязая фигура.

На полу раздался полный разочарования стон Браи Ардам, который лорд Эллохар прокомментировал спокойным:

— Ты уволена, кстати. Но таки не отползай далеко, исполнение супружеского долга остается насущной необходимостью. Естественно, я предпочел бы Дэю, но вряд ли моя прелесть оценит мою рогато-хвостатую комплектацию.

— Что? — выдохнула капитан Ардан.

Я тоже испуганно смотрела на магистра. Эллохар, заметив мой взгляд, изобразил висение на цепях и поинтересовался:

— Как я смотрюсь?

— Максимально достоверно, — прошептала я.

— А так? — он выпрямился, отставил ногу и сложил руки на груди, проигнорировав порвавшиеся при этой действе цепи.

— Уже лучше, — я не скрыла облегченного вздоха.

Магистр улыбнулся и задал очередной вопрос:

— Успокоилась?

Я кивнула.

— Ты моя прелесть, — похвалил Эллохар. — теперь будь послушной адепткой, закрой глазки и не открывай, пока не разрешу, иначе, — лукавое выражение исчезло из его глаз, — лично на экзамене присутствовать буду!

И я зажмурила глаза, изо всех сил.