Показывать по: 20

Цитаты из книги «Заповедник» Сергея Довлатова

В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса…

Я столько читал о вреде алкоголя! Решил навсегда бросить… читать.

На чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать. Одно это приводит меня в ужас.

Хорошо идти, когда зовут. Ужасно – когда не зовут. Однако лучше всего, когда зовут, а ты не идешь…

И все-таки, с дружбой было покончено. Нельзя говорить: "Привет, моя дорогая!" женщине, которой шептал Бог знает что. Не звучит…

Девушка-экскурсовод ела мороженое в тени. Я шагнул к ней:

— Давайте познакомимся.

— Аврора, — сказала она, протягивая липкую руку.

— А я, — говорю, — танкер Дербент. Девушка не обиделась.

— Над моим именем все смеются. Я привыкла… Что с вами? Вы красный!

— Уверяю вас, это только снаружи. Внутри я — конституционный демократ.

— Нет, правда, вам худо?

— Пью много… Хотите пива?

— Зачем вы пьете? — спросила она. Что я мог ответить?

— Это секрет, — говорю, — маленькая тайна…

– Виноват, как звали сыновей Пушкина?– Александр и Григорий.– Старший был…– Александр, – говорю.– А по отчеству?– Александрович, естественно.– А младший?– Что – младший?– Как отчество младшего?

Слабые люди преодолевают жизнь, мужественные — осваивают.

Всем ясно, что у гениев должны быть знакомые. Но кто поверит, что его знакомый — гений?!.

К ночи застольная беседа переросла в дискуссию с оттенком мордобоя.

Собственно говоря, я даже не знаю, что такое любовь. Критерии отсутствуют полностью. Несчастная любовь — это я еще понимаю. А если все нормально? По-моему, это настораживает. Есть в ощущении нормы какой-то подвох. И все-таки еще страшнее — хаос…

О вреде спиртного написаны десятки книг. О пользе его — ни единой брошюры. Мне кажется, зря…

– Что же тебя в ней привлекало?Михал Иваныч надолго задумался.– Спала аккуратно, – выговорил он, – тихо, как гусеница…

Если мне звонили по телефону, отвечал:

— Не могу говорить…

Отключить телефон не хватало решимости. Вечно я чего-то жду…

Борька трезвый и Борька пьяный настолько разные люди, что они даже не знакомы между собой…

Любить публично — скотство.

В поразительную эпоху мы живем. «Хороший человек» для нас звучит как оскорбление. «Зато он человек хороший» – говорят про жениха, который выглядит явным ничтожеством…

Все обожают Пушкина. И свою любовь к Пушкину. И любовь к своей любви.

Господи, думаю, здесь все ненормальные. Даже те, которые считают ненормальными всех остальных…

Митя, я не боюсь, потому что у тебя есть рога. И следовательно, ты — не хищник…

Adblock detector