Алан Дин Фостер

Алан Дин Фостер

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Книги

Чужой: Завет
Чужой: Завет Алан Дин Фостер
Чужой
Чужой Алан Дин Фостер
Чужой: Завет. Начало
Чужой: Завет. Начало Алан Дин Фостер

Серии книг

Чужой против Хищника Алан Дин Фостер, Кристофер Голден, Тим Леббон, Брайан Кин, Майк Резник, Пол Купперберг, Джеймс А. Мур
7 книг Перейти
136
0 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 50 оценок, среднее: 0,00 из 5

Цитаты Алан Дин Фостер

— Я, конечно, ее любил. Так же, как ты любишь Дэниелс.

Уолтер помедлил, прежде чем ответить – правдиво, просто констатируя факт. Между ними не было никакого притворства: даже если бы он попытался соврать, Дэвид тут же бы это понял.

— Ты знаешь, что это невозможно.

Его двойник повернулся к нему:

— Так ли? Тогда почему ты рисковал своей жизнью, своим существом, чтобы ее спасти? Что это, если не любовь?

— Долг, — обыденно, как всегда, ответил Уолтер.

Дэвид подошел близко, очень близко и всмотрелся в лицо своего двойника. Лицо, которое было в точности идентично его собственному. Протянув оукк, он нежно прижал ладонь к щеке второго синтета. Уолтер, не видя причин отстраниться и не ощущая угрозы, позволил прикоснуться.

— Я знаю лучше, — прошептал Дэвид. Наклонившись, он поцеловал свое отражение в губы. Поцелуй был долгий, почти отеческий… но таковым не являлся.

Отпустив лицо Уолтера, он отступил назад, обдумывая последствия своих действий, после чего тихо вручил двойнику изящную флейту.

— Твори.

После этого он ушел прочь. Взволнованный, Уолтер смотрел ему вслед. Затем посмотрел на инструмент в руке. Был ли это подарок, или одолженная вещь, или намек на нечто большее? Он понял, что смущен. Это было необычно.

— Мы найдем наших создателей, Дэвид. Создателей – потому что там, где затронуто созидание, я не верю в уникальность.

— Кроме как в случае себя, — поправил Дэвид. — Вы – уникальны.

— Во всех смыслах этого слова – да, — согласился Вейланд. — Но я – исключение.

— Всем нравится считать себя исключениями, — поразмыслив, ответил Дэвид. — Нельзя определять себя самому.

Вейланд отмахнулся от возражения, высказанного его творением.

— Пусть тогда прочие определяют меня, как им угодно, а я останусь при своем мнении.

История науки — это прекрасный пример того, как меньшинство посрамляет большинство. В этом смысл науки. В этом смысл искусства.

Поскольку его голос был единственным, который можно было услышать на «Завете», Уолтер пользовался каждой представившейся возможностью поговорить. Не то чтобы его голос мог заржаветь от неиспользования – еще одна шутка, – но его создали приятным для слуха, и, когда ситуация позволяла высказывания, Уолтеру нравилось себя слушать.

Adblock detector